Средиземноморские острова-2018.  Римский папа и преимущества украинской техники посадки в автобусы

Когда мы вышли у моста Сантанжело, синее итальянское небо почти скрылось за низкими серыми облаками.  В Ватикане мы провели много времени в свой прошлый приезд, потому что жили возле него, поэтому когда наши чада предложили съесть мороженое, мы не стали изо всех сил мчать за группой, а приотстали, чтобы его купить.  Итальянское мороженое – оно, конечно, легендарное, но в отличие от некоторых других легенд, эта выдерживает проверку реальностью на сто процентов.  Я сама мороженое не люблю и не ем никогда, но в Италии я охотно могу попробовать любое, и оно всегда очень, очень вкусное. Забегая вперед, скажу, что мороженое в Италии мы если везде, а потом, когда незаметно оказались на территории Испании и по привычке купили его снова, вдруг остро осознали, что да, — итальянское мороженое – самое вкусное в мире…  Шоколадное было таким шоколадным, таким натуральным и таким безбожно вкусным, что уж уши шевелятся от удовольствия!

В общем, в результате покупки мороженого мы слегка приотстали, и когда дошли до площади Святого Петра, время как раз близилось к двенадцати, папа римский Франциск начал читать Angelus Dei и полил дождь.  Мы, подобно остальным туристам, вжались в тележку с мороженым и напитками, пытаясь укрыться под ее козырьком.  Время от времени дождь ослабевал, и мы выходили из-под козырька.  Старшему ребенку очень понравился собор святого Петра, и он желал на него все время смотреть.  В общем, мы мало что успевали, кроме как промокнуть и как следует посмотреть на собор, а потому, дослушав, мы вместе с расходящимися с площади туристами, паломниками, монахинями, карманниками и прочей публикой повалили по улице Примирения назад к замку Святого Ангела, чтобы перейти через одноименный мост на одноименную площадь, сесть в экскурсионный автобус и продолжить маршрут.

Лунготевере (набережная Тибра) в этом месте совсем узкая и некрасивая, неопрятная, с узким тротуаром, и здесь останавливается десяток двухэтажных экскурсионных автобусов, которые высаживают туристов, идущих в Ватикан, и забирают уже посетивших его.  Удивительный беспорядок и сумятица, поэтому сначала мы некоторое время потратили на то, чтобы найти свою очередь, а потом слегка удивились накалу этой самой очереди.  Британские бабушки и дедушки были обозлены и говорили грубые британские слова по поводу автобусов, погоды и беспорядка.  Когда очередной автобус подошел, стало понятно: из-за дождя желающих выйти из автобуса совсем немного, а вот желающих в него войти, опять же из-за дождя, более чем достаточно.  Из автобуса вышло несколько человек и несколько же человек зашло, а тем временем подходили новые желающие уехать, так что на тротуаре скопилось уже порядка трех десятков туристов.  Из-за того, что ширина тротуара составляла от силы два шага, сформировать какую-либо очередь в этом месте не представлялось возможным, поэтому подходящие туристы часто становились впереди тех, кто уже пропустил один или несколько автобусов.  Предсказать, где остановится автобус, было невозможно, так как они мешают друг другу, и могут протягивать вперед, давая место конкурирующей фирме, или наоборот, не доезжали до знака остановки, если им мешал другой автобус.  Мы бы, наверное, не уехали еще пару часов – или пошли пешком до следующей остановки в надежде все-таки поместиться в какой-нибудь автобус, но нас спасли Наташа с Юрой и Таей, которые решительно водворились прямо у бордюра, и имея перед неприспособленными британцами огромное психологическое преимущество опыта посадки в харьковские троллейбусы в девяностых годах, свели короткое знакомство с модератором автобусной посадки и получили на свои бумажки некие волшебные отметки.  «Леся, Леся!» — кричала мне Наташа, спасительная как касса взаимопомощи, — «Билеты!  Билеты!»  Я некоторое время не могла понять, что она от меня хочет, но в итоге протянула через головы наши бумажки, и Наташа, красноречивая, как Ленин на броневике, на чистом итальянском энергично убедила затурканного товарища поставить почеркушку и на них тоже.

Когда пришел автобус, началась давка.  Наплевав на правила, народ снес чахлого посадильщика в автобус и полез, невзирая на пол и возраст, седины и объем талии.  Люди стояли в салоне и висели на ступеньках.  Сохраняя какое-то подобие порядка, первыми брали твердыню те, у которых на билетах были волшебные почеркушки.  Пропустив этот автобус, мы прочно водворились рядом с Наташей и ее семьей в первом ряду, растянулись цепью и приготовились бороться за остаток экскурсии.  В этот момент Оля с Русланом и детьми, неиспорченные давкой и очередью, чистые, как отстиранные тайдом футболочки, подходя, увидели нас и радостно сообщили, что они идут к нам.  Мы попытались предупредить их о серьезной угрозе жизни, если бородатый ирландский дедушка с костылем заподозрит их в намерении пройти в салон автобуса без очереди, но они легкомысленно отмахнулись и усилили нашу штурмовую группу своими телами.  Опуская подробности, скажу, что и за технику, и за артистизм, продемонстрированные при посадке в автобус, мы заслужили самые высокие баллы.  Впрочем, бородатый дедушка при помощи костыля, крепких слов и святого Патрика тоже влез в автобус и втянул в него свою веселую бабушку, так что все мы наконец покинули это окончательно надоевшее нам место.

поделиться
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn

Добавить комментарий

Заполните обязательные поля помеченые *